Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Республиканские порталы Карта сайта Вход

Министерство природопользования и экологии Республики Башкортостан

Дмитрий Кобылкин: «Никакой коронавирус не сможет повлиять на исполнение национальных проектов и указов Президента»

18 Марта 2020
39
0

Привычная картина мира резко меняется последние месяцы, недели и даже дни. Эпидемиологическая и экономическая повестка заставляет всех мобилизоваться. Нефтяная отрасль оказалась в самом эпицентре круговорота событий. Однако, нефтяники не в первый раз переживают резкие изменения цен на нефть, и кризисы на рынках для большинства компаний – как один вариантов возможных негативных прогнозов. О текущих событиях и их влиянии на нефтяную отрасль, а также о своем взгляде на вечное и важное для отечественной нефтянки в интервью «Интерфаксу» рассказал министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин.

- Внесло ли министерство корректировки в свою работу в связи с коронавирусом? И как оцениваете – может возникнуть форс-мажор в поставках, например, оборудования из-за коронавируса, в связи с чем российские компании вынуждены будут поднимать вопрос о выполнении обязательств по лицензиям?

- Видя, как ситуация развивается в Китае и других странах, мы понимаем угрозу от коронавируса. И предполагаем, что производственные компании могут сделать поправку на те или иные обстоятельства. Будем изучать каждый момент и входить в положение. Например, сейчас строится ледостойкая платформа на «Адмиралтейских верфях» для экспедиции «Северный полюс». Это первый и уникальный проект в России. И в нем есть один из элементов, который не производится нигде в мире кроме Китая. Он заказан, но из-за определенных ограничений уже ясно, что будет перенос срока поставки механизма. Такие вещи могут происходить и в нефтегазовых компаниях. А что касается исполнения национальных проектов и указов президента, то никакой коронавирус на это повлиять не сможет. Будем работать чётко и достигать поставленных целей.

- Каковы предварительные показатели восполнения запасов нефти по итогам 2019 года?

- Итоги хорошие. Все, как мы планировали, прогнозы сбылись. По итогам 2019 года ожидается прирост 590 млн т нефти с конденсатом по категориям А+В1+С1. Основной прирост запасов нефти произошел за счет доразведки Пайяхского нефтяного месторождения (принадлежит структуре бизнесмена Эдуарда Худайнатова - ИФ), прирост по нему составил по категории С1 - 43,5 млн т, по категории С2 - 1006,9 млн т. И это один из самых крупных приростов в России. В целом запасы Пайяхи огромны, они еще окончательно не определены, идет разведка. На севере Красноярского края практически открыта новая нефтяная провинция, ее соразмерно сравнить с нефтяными открытиями на Ямале. В этом регионе и дальше планируется разведка – в Енисейской, Анабарской, Вилюйской зонах, на Хатанге. Сейчас приоритет российской геологоразведки смещается именно в Красноярский край.

- Энергетическая стратегия России на период до 2035 года предполагает в оптимистичном сценарии сохранение ежегодной добычи нефти в 550-555 млн тонн. А Россия обеспечена достаточными запасами для поддержания такого уровня добычи на ближайшие 15 лет?

- Обеспечена. Несомненно, есть проблема ухудшения качества запасов - об этом много говорится. Но появляются новые технологии добычи, в том числе трудноизвлекаемых запасов, и компании смогут найти способы держать добычу на уровне. Я в этом плане переживаю даже не за добычу и запасы, а за рынки сбыта. Последнее падение цен в связи с ограничениями из-за коронавируса и отсутствия компромиссных решений ОПЕК+ еще раз доказали зависимость финансовых систем и объемов потребления. Мы видим, как в текущем моменте промышленность в том или ином регионе останавливается или притормаживается, это тоже сказывается на производителях нефти и газа. Есть влияние экологических настроений, активизации применения зеленых технологий.

- А как трехлетка сделки ОПЕК+ и ограничения по добыче для России сказались на темпах развития геологической отрасли? Если бы сделки не было, темпы ГРР были бы выше?

- Я предлагаю реалистичнее смотреть на темпы проведения ГРР. Мы все время сравниваем современную геологоразведку с советским периодом: раньше делали большой объем проходки, бурили столько-то скважин, а сейчас все гораздо меньше. Но ведь это совершенно несопоставимые условия отрасли и рынка! Советское государство вкладывало огромные финансы в геологоразведку, деньги, как говорится, не считали: шли, бурили, находили, а если не находили, то затраты на себя брало государство. Сегодня все иначе. Сегодня бурится ровно столько скважин, сколько необходимо для потребления в ближайшем будущем, с ориентиром на прогноз этого потребления. И каждая компания видит свой горизонт, понимает, что ей необходимо, чтобы не упала добыча. И точно никто не набуривает на 100 лет вперед, это нецелесообразно. Рынок диктует такие условия. Поэтому, я считаю, не надо заставлять наши нефтегазовые компании бурить на многие десятилетия вперед. Или же давайте поставим задачу для нефтегазовой отрасли с горизонтом в 100 лет. Только что в ответ скажут компании? Наверное: «Если вы хотите, вы и бурите – за счет тех налогов, которые мы платим». Да, в российском геологоразведочном бурении нет активной динамики, но я не вижу в этом угрозы. Просто нет сейчас на рынке потребности масштабного геологоразведочного бурения.

Читать интервью полностью

Пресс-служба Минприроды России