Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Республиканские порталы Карта сайта Вход

Министерство природопользования и экологии Республики Башкортостан

«Закапывать – расточительно»: министр экологии Башкирии Урал Искандаров – о разделении отходов и снижении выбросов

14 декабря 2021
134
0

Ежегодно жители Башкирии производят в общей сложности более миллиона тонн твердых бытовых отходов. Действующие мусорные полигоны с этими объемами пока справляются, но их ресурс ограничен. О том, что делать с мусором, есть ли способ заставить предприятия снизить объемы вредных выбросов в атмосферу, как прекратить хищническую разработку недр, в интервью ЕАН рассказал министр экологии Башкирии Урал Искандаров.

«Тазикам» у подъездов не место

— Урал Салаватович, глава Башкирии поручил представить меры по стимулированию раздельного сбора мусора в регионе. Что вы предложите?

— Мы начали с научного обоснования и сейчас совместно с аграрным университетом разрабатываем концепцию внедрения раздельного сбора отходов в республике. Наметим первоочередные мероприятия и долгосрочные планы. Предусмотрены и экономические стимулы, например установление дифференцированного тарифа на вывоз мусора для граждан и юридических лиц, вовлеченных в раздельный сбор: фактически это существенное снижение платы.

Мы не можем позволить себе просто закапывать мусор, в котором содержатся пригодные для переработки ресурсы. С экономической точки зрения это расточительство, а федеральный закон «Об отходах производства и потребления» прямо запрещает захоронение отходов, в состав которых входят полезные компоненты. Ранее я озвучил одно из предложений — законсервировать мусоропроводы в жилых домах, а при строительстве новых зданий вообще отказаться от этих систем. Напомню, что сегодня в республике более 6 тыс. мусоропроводов в 2 176 многоквартирных домах.

— Вернемся к материальному стимулированию. Удивительно, но эксперимент по внедрению раздельного сбора в Стерлитамаке показал, что эта система не всегда работает. В чем причина?

— Я встречался с жильцами дома, участвовавшего в эксперименте, беседовал с представителями управляющей компании. Некоторые говорили: «Это мой мусор, я заплатил за упаковку, раздельный сбор мне не нужен. Плачу, сколько требуется, меня все устраивает». Странная позиция, ведь чего проще — от них требовалось лишь разделять мусор на сухой (бумага, стекло, пластик) и мокрый (пищевые отходы и др.), чтобы потенциальное вторсырье не загрязнялось  и было пригодным для переработки. Многие издавна делили мусор по такому принципу, это удобно и эффективно. Нужно убеждать людей, прививать им чувство ответственности. Другого пути нет.

— Вы часто бываете в городах и районах республики. Какие муниципалитеты поставили бы в пример по внедрению раздельного сбора, есть ли отстающие?

 — Раздельный сбор коммунальных отходов внедряется в Уфе, Октябрьском и Нефтекамске, в Туймазинском, Салаватском, Учалинском, Шаранском, Давлекановском, Зилаирском, Аургазинском районах. Активно развивается малый бизнес в сфере сбора вторсырья в Бижбулякском, Бураевском, Балтачевском, Дуванском, Кигинском, Мечетлинском, Салаватском районах. А вот в Агидели похвастаться успехами пока не могут. В свое время город строился для атомщиков, там пятиэтажки с мусоропроводами, всего 213 подъездов. В восьмидесятые годы это считалось показателем комфорта, а сегодня приносит немало проблем. Мусорных контейнеров в домах нет, отходы из мусоропроводов собирают в какие-то емкости, они их называют «тазиками». Дворник вытягивает этот «тазик» наружу и оставляет на улице. Отходы грузят в мусоровоз вручную. Водители рассказывали, насколько это тяжелый труд, после смены руки не поднимаются. Мы рекомендовали управляющей компании установить нормальные контейнеры или отказаться от мусоропроводов и оборудовать контейнерные площадки.

Жилищники ссылаются на нехватку денег, но контейнеры может приобрести регоператор, а УК могла бы арендовать их, а затем выкупить. Я обратился в Госжилнадзор, чтобы ситуацию взяли на контроль. Сейчас начались подвижки, контейнерные площадки в городе потихоньку оборудуют.

Полигоны еще поработают

— А вы сами разделяете бытовой мусор? Какой пример показывают другие сотрудники министерства?

 Я разделяю мусор на две фракции — сухой и мокрый. Кстати, именно такой вариант предлагали участникам эксперимента в Стерлитамаке. На мой взгляд, он простой и понятный. К сожалению, в моем дворе пока нет контейнеров для раздельного сбора, получается, отходы все равно смешиваются. Очень надеюсь, что об этом позаботятся регоператор или управляющая компания. Знаю, что многие коллеги по министерству разделяют мусор в быту, а в рабочее время мы все это делаем. В здании установлены контейнеры для бумаги, стекла, пластиковых бутылок, экобокс для батареек. Ежегодно министерство и подведомственные организации собирают макулатуру. В прошлом году всего за час собрали 3224,5 кг бумаги, в министерстве имеется пресс для нее. Макулатуры сдали примерно на 14 400 рублей, деньги пошли в благотворительный фонд. Министерство активно участвует в социальном эколого-благотворительном проекте «Крышечки спешат на помощь». Сотрудники собирают пластиковые крышки для последующей сдачи на переработку, а полученные средства идут на помощь больным детям.

– Даже при стопроцентном вовлечении населения в раздельный сбор часть мусора придется захоранивать. Достаточно ли в Башкирии мусорных полигонов?

 — Объемы производимого мусора, конечно, впечатляют. В среднем на каждого жителя республики это 266 кг в год, в целом по региону — больше миллиона тонн. Сегодня в Башкирии насчитывается 29 полигонов твердых коммунальных отходов (ТКО), включенных в госреестр. Их остаточной вместимости хватит на ближайшие 5 лет.

Планируется построить еще 6 полигонов за счет внебюджетных средств, экотехнопарк в Краснокамском районе. Рассматриваем вопрос строительства мусороперерабатывающего завода для переработки залежалых отходов.

— Какова ситуация с уфимским полигоном в Черкассах, что делать, когда его ресурс закончится?

 По данным Росприроднадзора, полигон в Черкассах можно эксплуатировать еще три года. Регоператор по зоне № 1 МУП «Спецавтохозяйство по уборке города Уфы» разработал проект модернизации полигона, он прошел публичные слушания. Проектом предусмотрена рекультивация накопленных отходов, а затем строительство новых карт (участков для захоронения мусора). Будут построены очистные сооружения для сточных вод и фильтрата с полигона. Кроме того, здесь планируется создать мусоросортировочный комплекс мощностью 600 тыс. тонн в год. Модернизация позволит продлить срок эксплуатации полигона еще от 15 до 23 лет, в зависимости от объема захораниваемого мусора. Предполагается, что строить его будут по концессии, соглашение заключат с ППК «Российский экологический оператор». Потенциальный концессионер готов вложить необходимые средства. Есть и альтернативный проект Ростеха по строительству мусоросжигательного завода. Сжигать предполагается «хвосты», оставшиеся после сортировки. Окончательное решение за городом.

— В Башкирии еще много незаконных свалок. Муниципалитеты не спешат их ликвидировать, ссылаясь на нехватку денег. Как будет решаться проблема?

 К началу мусорной реформы в республике было 3 005 таких свалок, их не должно остаться до 2024 года. На сегодняшний день 47 % от этого количества ликвидировано, в основном за счет того, что несколько свалок объединяли в одну большую, освобожденную территорию рекультивировали. Понятно, что у районов не так много денег на эти нужды, но республика тоже помогает, на ликвидацию свалок выделяются бюджетные средства. Думаю, в установленные сроки мы с этой проблемой справимся.

Нужен датчик на каждой трубе

— Минувшим летом многие уфимцы жаловались на неприятный химический запах, вы, наверное, тоже его чувствовали. С чем связана такая ситуация?

 В этом году выдалось аномально жаркое лето, неблагоприятные метеорологические условия отмечались 82 дня. Загрязняющие вещества практически не рассеивались в атмосфере, отсюда и неприятные запахи. От уфимцев поступило более тысячи обращений в контролирующие органы. Они были обоснованными, превышения ПДК по различным веществам фиксировались автоматизированными станциями контроля загрязнения атмосферного воздуха (АСКЗА).

Основной вклад в загрязнение воздуха внесли объекты нефтепереработки, нефтехимии и теплоэнергетики, очистные сооружения, расположенные в северной части Уфы. Минэкологии не имеет полномочий для проверки этих объектов. Южно-Уральское управление Росприроднадзора проверило ГУП «Уфаводоканал», заводы «Башнефти», мусорный полигон в Черкассах. Там были выявлены нарушения, виновные привлечены к административной ответственности.

По поручению центрального аппарата Росприроднадзора ЦЛАТИ (Центр лабораторного анализа и технических измерений — прим. ЕАН) мониторит атмосферный воздух в Уфе и в Уфимском районе, в жилой зоне действует их передвижная лаборатория.

— Вы говорили, что республике нужно больше автоматизированных станций контроли воздуха, но в лучшем случае они смогут зафиксировать нарушения. А получится ли их предотвратить?

 Напомню, что в республике действуют 9 автоматических станций: 3 АСКЗА в Уфе, по 2 в Стерлитамаке и Салавате, по одной в Учалах и Сибае. Для создания полноценной системы мониторинга надо как минимум еще 7 АСКЗА в Уфе, 3 в Стерлитамаке, по одной в Салавате и Нефтекамске. Бюджетом республики на следующий год предусмотрены финансовые вложения на создание по одной АСКЗА в Уфе и Стерлитамаке.

Согласен, что зафиксировать факты загрязнения — лишь полдела, надо еще найти нарушителей. У нас есть методика, позволяющая по определенным маркерам найти виновников загрязнений. Но это еще не все, хотим, чтобы предприятия-загрязнители установили на своих трубах датчики выбросов. По закону у них на это есть еще четыре года. Понятно, что не все заинтересованы в таком контроле и будут тянуть до последнего. Придется договариваться, убеждать. Надеемся в этом году заключить с крупнейшими предприятиями региона такие соглашения.

— Еще одна проблемная сфера — недропользование. Удалось ли с внедрением ЕРАИС (Единая республиканская информационная система — прим. ЕАН) навести порядок?

 ЕРАИС позволила упорядочить и стандартизировать информацию по объемам добычи и транспортировке полезных ископаемых в рамках действующих лицензий, что значительно облегчило контроль за законностью добычи общераспространенных полезных ископаемых (песка, гравия и др.). Однако систему надо совершенствовать, нужно включить в нее перекупщиков, чтобы источники, из которых они получают ресурсы, тоже были прозрачными. Сейчас министерство готовит пакет предложений на это счет. В дальнейшем планируется объединить часть функций ЕРАИС с программами бухгалтерского и складского учета и навигационными системами автотранспорта.

На одном из карьеров в Уфимском районе сейчас проводим эксперимент: установили «умную» камеру, считывающую номера машин, которые в свою очередь оснащены ГЛОНАСС, организовали весовой контроль, теперь хотим синхронизировать все это с программой «1С Бухгалтерия», чтобы информация отражалась в товарно-транспортной накладной. Сразу будет понятно, кому и сколько материалов отгружено. Разработана специальная программа контроля, с помощью которой сотрудник ГИБДД, отсканировав штрихкод, увидит, с какого карьера идет машина, вес и другие данные груза. Если груз нелегальный, владельца ждут крупные штрафы, нарушать будет невыгодно.

Кроме того со следующего года у нас заработает маркшейдерская группа, специалисты которой постепенно проверят все карьеры, сравнят реальный объем добычи с данными отчетов. Пока в группе будут работать 2 человека, выделены средства на закупку оборудования для них. Будем привлекать маркшейдеров также в случае выявления фактов незаконной добычи ресурсов — они помогут оценить ущерб, нанесенный государству. 

Беседовал Роман Якимчук